Хотите следить за нашими новостями?

Оставьте Ваш E-mail:

Мода

Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина

Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина

Мода – явление вирусное. Она свободно предается визуально по принципу «вижу – хочу» (если, конечно, могу). Препятствовать фешн-трендам и запрещать импорт фешн-продукции в ХХ веке пытались неоднократно. Чем это закончилось и что ждет российскую моду в условиях санкций разбирался фешн-эксперт Мирослав Мельник.


Тоталитаризм —  это возможность государства вмешиваться во все сферы, не оставляя человеку личного пространства. Само понятие появилось в начале 1920-х  как характеристика режима Муссолини. Именно в это время итальянский тоталитаризм ярче всего проявил себя в сфере моды: начиная с нападок на тлетворное влияние Парижа и образа la garsonne и заканчивая официальным запретом использования даже иностранной терминологии в фешн-журналах – все должно было стать итальянским. Такая политика способствовала расцвету многих брендов. Ярчайший пример – Gucci, изготовлявшая сапоги для самого Муссолини. Впоследствии, по понятным причинам, итальянские марки не слишком афишировали свои успехи времен фашизма, а миф о зарождении моды по сей день связывают с послевоенным подъемом культуры и экономики Италии.

Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина

В отличие от Италии, в фашистской Германии попытки директивно создать национальную моду успехами не увенчались. Немцы слишком широко «открыли рот»: они хотели не просто устранить французскую фешн-гегемонию, но и подмять под себя сначала европейскую, а потом и всю мировую моду. «Приводить в порядок» немецких женщин власть начала через пропаганду: о моде писали 192 издания, в которых фактически не освещались зарубежные события. Жестко критиковалась косметика, короткие юбки и каблуки, зарубежные моды и любые «иноземные штучки» (по-видимому, аксессуары). Женщинам оставались косы и трахт – национальный крестьянский костюм.

Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина

Но и этого властям было мало: директивой 1941 года длина прически ограничивалась 10 сантиметрами – остальное надо было отрезать и отдать Родине, уже начавшей завоевывать мир. Недостаток чисто немецкого сырья для фешн-производства пробовали компенсировать рыбьей кожей и искусственными материалами, но безуспешно. Результатом всех попыток изолировать и германизировать моду стали двойные стандарты и дефицит.

 Длина прически ограничивалась 10 сантиметрами – остальное надо было отрезать и отдать Родине, уже начавшей завоевывать мир

Страной тотального дефицита, особенно в сфере моды, был Советский Союз. Само слово мода тут всячески старались заменить словосочетаниями «искусство одеваться» и «культура одежды». В стране, практически не пересекаясь, развивалось две линии: карнавально-фестивальная и уныло-массовая. Первую разрабатывали художники-модельеры при государственных домах моделей, вторую модельеры-конструкторы на фабриках подгоняли под производственные возможности и пятилетние планы. В результате о реальном потребителе никто не думал и фешн-дизайна, как такового не было. Не было в СССР и прямых запретов на ношение определенных видов одежды. Мода оставалась единственной сферой, в которой можно было законно проявлять себя и свое отношение к режиму. Но партия и комсомольские организации очень четко контролировали внешний вид молодежи. Тех, кто следовал западным модам, всячески высмеивали, отводили в милицию для воспитательной работы, отчисляли из комсомола, исключали из учебных учреждений. И вот что странно: при таком всестороннем прессовании престиж европейской моды и социальный престиж ее адептов только возрастал. Существовало две морали: формально модников осуждали, а в неофициальной обстановке ими восхищались и завидовали.

 Существовало две морали: формально модников осуждали, а в неофициальной обстановке ими восхищались и завидовали

То, что не прошло в СССР, прокатило в тоталитарном Китае: во времена правления Мао Цзедуна в народе укрепилось убеждение, что носить модную одежду и вообще как-нибудь выделяться внешним видом непатриотично. Массово распространилась серая униформа, а всех модниц искренне клеймили позором. Единообразие в одежде нивелировало индивидуальность и красоту, но, очевидно, у представителей восточноазиатского региона другой менталитет: жители Северной Кореи вообще могли выбрать для себя стрижку только из списка одобренных государством: 18 для женщин и 10 для мужчин. Все потому, что безликой массой легче управлять, а управляемость масс – основа тоталитаризма.

Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина

«У нас нет желания вернуться к тоталитарному прошлому. Это тупиковый путь развития», – заявлял Путин в октябре 2014 года. Вместе с тем, в России чувствуется сосредоточение власти в руках одного человека, преемственность этой власти, массовая манипуляция общественным мнением, агрессивный характер внешней политики, формирование образа врага, а теперь, после санкций, еще и изоляция страны. Это полный набор признаков тоталитарного государства. Все это пока существенно не отражается на внешнем виде россиян (есть еще запасы), но уже чувствуется на уровне отрасли: ограничение госзакупок, запреты на импорт, курс на импортозамещение. Самый резонансный и показательный пример – пресловутые «кружевные трусы».

 Безликой массой легче управлять, а управляемость масс – основа тоталитаризма

Но одними трусами дело не ограничивается: по статистике, в январе 2015 года импорт обуви из стран дальнего зарубежья упал на 44% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, трикотажной одежды – на 42%, текстильной одежды – на 36%. В целом, ритейлеры прогнозируют падение спроса на одежду и обувь в 2015 году на 35%. Кроме ограничений импорта, причина еще и в снижении покупательской способности масс.

На уровне дизайнерской моды и в сегменте luxury ситуация не лучше. В январе издание The New York Times опубликовало статью Джона Коблина «Русские не идут, русские не идут», в которой автор резюмирует: «Капут. Русские уже не в первых рядах».

С другой стороны на первые фешн-ряды русских накинулся в «Российской газете» Петр Орлов своей статьей «Гламурная нищета. Почему наши звезды из мира глянца светят не для России?». Автор осуждает поведение Вики Газинской, Мирославы Думы, Ульяны Сергеенко как непатриотичное.

Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина Мода и тоталитаризм: от Муссолини до Путина

А патриотично ли только хвалить, закрывая глаза на недостатки? Может патриотизм состоит в поддержании достойного уровня жизни, в открытости всему новому, в свободе выбора? А мода сама все это отразит в уличных стилях, трендах, брендах, запрещай – не запрещай.

Если вы заметили опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда чтобы сообщить нам об этом.

Если вы заметили опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда чтобы сообщить нам об этом.

Если вы заметили опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда чтобы сообщить нам об этом.

Комментарии: