Хотите следить за нашими новостями?

Оставьте Ваш E-mail:

Мода

Мыслители о моде: постичь непостижимое

Мыслители о моде: постичь непостижимое

Мода, как и женщина, переменчива и непостижима. Но это не останавливает мыслителей: они не оставляют отчаянных попыток объяснить сей феномен, предлагая на суд интеллектуалов всевозможные теории – одна остроумнее другой.

Мода и эксгибиционизм

Не так страшен Фрейд, как его фрейдисты. Последователь Зигмунда Фрейда Дж. К. Флюгель совершил весьма отважную попытку трактовать моду с точки зрения психоанализа. Пожалуй, делать этого не стоило, ибо его теория больше походит на анекдот, нежели на серьезные изыскания ученого. Одежду он полагает неким компромиссом между двумя противоречивыми желаниями: фаллическим импульсом оголиться и навязанной обществом добродетелью скромности. Вытесняясь в подсознательное, эксгибиционизм трансформируется в различные фаллические символы в одежде. У мужчин это может быть, скажем, шляпа. А у женщин (кои, как известно, страдают от отсутствия пениса) – каблуки. Данная «теория» рушится, стоит высоким каблукам и шляпам выйти из моды.

Бесцельное подражание

Старик Кант всюду искал рациональное зерно и целесообразность. Но размышляя о моде, не находил ни того, ни другого. Суть моды он видел в подражании окружающим и стремлении людей выглядеть не менее значимо, чем прочие. При этом в подобном подражании он не находил никакой пользы. Зато усматривал тщеславие и глупость. Особенно его возмущал элемент принуждения, свойственный моде, а также то, что мода по самой своей сути непостоянна, а стало быть провоцирует непостоянный образ жизни.

Забава для героев и бедствие для масс

Переменчивость моды досадовала и  Николая Рейнгарда. В работе «Социальное и экономическое значение моды», опубликованной в 1889 году, он отмечал, что мода возникает под воздействием двух психологических факторов: стремления к обновлению и склонности к подражанию. Причем, первое свойственно лишь избранным – героям, властителям, представителям высших классов. Они-то и виновны в капризной переменчивости моды, которая «производит ужасное бедствие среди честного, трудящегося люда». Не в силах противиться своей склонности к подражанию, массы вынуждены следовать прихотливым трендам. Переменчивость моды мыслитель связывал с упадком моральных ценности у элиты общества.

Подражание наперегонки

На противоречивость моды указывал и Георг Зиммель, но видел ее несколько иначе – а именно в парадоксальном сочетании в человеке двух противоположных стремлений: желания выделяться и желания быть как все. Так сказать, подражание наперегонки. Причем, в этой гонке участвуют два субъекта – высшие классы и низшие. Но, в отличие от теории Рейнгардта, сочувствия достойны скорее первые. Они изо всех сил стараются подчеркнуть свой высокий статус при помощи внешних признаков. Плебс, желая возвысить себя, мигом копирует эти признаки, и элите приходится выдумывать новые – и эти догонялки не прекращаются никогда.

Корсеты и валюта

Не лишены остроумия и попытки привязать моду к социально-экономическим факторам, в частности, к инфляции. Например, британский историк искусства Джеймс Ламер сделал забавное наблюдение: исчезновение корсетов всегда сопровождается промискуитетом и инфляцией. Его знаменитый постулат «нет корсетов – слабая валюта» небесспорен, особенно в применении к современности, так же, как и «индекс подола», введенный в 1920-х годах Джорджем Тейлором (последний заметил, что чем длиннее юбка, тем хуже обстоят дела). Но в прошлом определенная корреляция действительно наблюдалась: наибольшая длина подола была в моде в начале 20 века, во время великой депрессии, а наименьшая – в 1960-е, когда экономика США была на высоте.

Неизбежное безобразие

А вот американский экономист и социолог Торстейн Веблейн видел причину переменчивости моды в демонстративном расточительстве. Именно эта потребность праздного класса толкает моду на то, чтобы бесконечно менять фасоны вместо того, чтобы стремиться к разумному художественному идеалу. Как результат, мода обезображивает одежду. «Мнимая полезность модных деталей одежды является столь откровенным притворством, что становится нестерпимой, и тогда мы прибегаем к новому стилю».

Если вы заметили опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда чтобы сообщить нам об этом.

Если вы заметили опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда чтобы сообщить нам об этом.

Если вы заметили опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда чтобы сообщить нам об этом.

Комментарии: